RuPulse - это новостной портал

Что снится Перми: как фестиваль «Дягилев +» погрузил город в грезы

27

Что снится Перми: как фестиваль «Дягилев +» погрузил город в грезы0 © ПРЕСС-СЛУЖБА РБК
О событиях прошедшего в Перми Дягилевского фестиваля рассказывает музыкальный критик Мария Невидимова

В этом году фестиваль начался спустя несколько дней после того, как губернатор Прикамья Дмитрий Махонин в разговоре со СМИ сказал: «Если выбирать между третьим мостом через Каму и театром, я выбираю мост. Потому что у нас хороший действующий театр». Возможно, мост действительно важнее, и дело даже не в этом, а в том, что отсутствие новой оперной сцены для жителей уральского города оказывается чуть ли не экзистенциальной проблемой. Это и есть Пермь, и все давно выучили, что стала она такой благодаря Теодору Курентзису и его «Шамбале» со своими богами, публикой и негласными законами. Закон Дягилевского фестиваля номер один — «не спать», номер два — total black, номер три — никогда вовремя… Однако зимой 2023 года эти правила смягчились. Лаконичный фест, прошедший в этот раз без образовательной и публичной программы, представил 2 постановки, концерт и фильм. Начинать старались минута в минуту, а времени на сон хватало. «Сон» тут слово ключевое. Ни одно из событий не предлагало конкретных ответов, но каждое, будучи абстрактным, оставляло пространство для широкой трактовки.

Сон первый: Юкали

Место действия: Дом Музыки на Заводе Шпагина

Зал ожидания стал одним из популярных мотивов социальной диагностики в сложные годы истории XX и теперь уже XXI века. Это точка концентрации разных судеб и это единственное место в мире, где ожидание всегда награждается точным знанием: поезд пришел, опоздает, отменен. Не таков зал ожидания героев спектакля-концерта Youkali режиссера Анны Гусевой и хореографа Анастасии Пешковой. Они жаждут попасть в волшебную страну Юкали — туда, куда поезда не ходят. Это край любви, надежды и избавления. Добраться до него если и можно, то, согласно мифологии, только речным маршрутом. В ожидании неизвестности герои глушат тревогу сиюминутной радостью, экзальтированно поют, танцуют и вообще экспрессивно обитают на сцене. Может быть, человеку действительно следует забыться и жить лишь сегодняшним днем? — вот вопрос, который ставит спектакль.

Музыка Youkali посвящена знаменитому тандему поэта Бертольда Брехта и композитора Курта Вайля. В прошлом веке их кабаретные песни выражали идеи сопротивления буржуазной морали, а вслед за ней и зарождающемуся нацизму. В истории фестиваля «Дягилев +» уже случались музыкальные осмысления поэзии Пауля Целана и Шарля Бодлера, но теперь задача оказалась несколько иной — композиторам предстояло не только работать с текстом, но и препарировать чужую музыку, создать на основе песен Вайля собственные сочинения. Заказы поступили Алексею Ретинскому, Андреасу Мустукису, Алексею Сюмаку, FM Einheit, Вангелино Курентизису и Теодору Курентзису. Опусы сменяли друг друга, повинуясь не только логике концерта, но и алогичности сновидения: одни были похожи на оригинал, другие лишь едва, в третьих музыка Вайля не опознавалась в принципе, а текст Брехта звучал на фоне нойза.

Что снится Перми: как фестиваль «Дягилев +» погрузил город в грезы1 © ПРЕСС-СЛУЖБА РБК

Тем временем певцы-солисты и труппа musicAeterna dance заполняли белый куб сцены — тот самый «зал ожидания», некий пограничный мир. Казалось, что спектакль полон отсылок к сюрреалистичному сериалу «Твин Пикс» Дэвида Линча. По крайне мере, в этом не менее фантазийном, чем сериал, действии некоторые решения не выглядели случайными. Например, чучело хорька — с похожим танцевал герой сериала Бен Хорн, или отрешенная манера исполнения Кати Дондуквой, один в один напоминающая голос «Твин Пикса» Джули Круз. Или, наконец, квадратный узор на полу и зашторенные выходы на сцену — не это ли визуальная цитата пространства «Черного Вигвама», лиминального мира, где, по Линчу, мистические сущности в эстетике кабаре ждут своего часа? Если верить в аналогию с нехорошим городком «Твин Пикс», зал ожидания совсем не то место, где стоит радоваться настоящему моменту и предаваться эскапизму.

Среди других артистов, создавших этот спектакль в Доме Музыки (так теперь называется бывшая «Литера А» на Заводе Шпагина), — оркестр и хор musicAeterna, сопрано Элени-Лидия Стамеллу и контратенор Андрей Немзер. Безусловным открытием 2023 года можно считать Айсылу Мирхафизхан, еще на летнем Дягиелвском фестивале поразившую публику в «Персефоне» Анны Гусевой. Центральный голос и персонаж Юкали, яркий перформер, прекрасно владеющий и классической, и современной хореографией, она экспрессивна от природы и притягивает внимание даже в статике. «Когда я больше не знаю, кто я, целуй меня, и в мечтах я всегда буду надевать белое», — с отчаянием пишет она на стене в кульминации спектакля, и от этого процесса невозможно оторвать глаз.

Сон второй: экзорцизм

Место действия: частная филармония «Триумф»

Свои единственные квартеты Клод Дебюсси и Морис Равель написали с разницей в десять лет, в 1983 и 1903 году. Соблазн исполнить эти изысканные опусы в одной программе возникает часто, и фестиваль «Дягилев +» не стал исключением. За пульты сели солисты оркестра musicAeterna: Ольга Волкова (скрипка), Иван Субботин (вторая скрипка), Наил Бакиев (альт) и Мириам Пранди (виолончель). По признанию скрипачки Ольги Волковой, состав этот «впервые сложился как постоянный», музыканты дружат и сходятся в представлениях о звуке и понимании музыкального времени. Эта спаянность, безусловно, чувствовалась при исполнении квартетов, ведь плотная и пестрая импрессионистская музыкальная ткань обоих сочинений требует умения слышать друг друга и существовать в ансамбле максимально профессионально.

В каком-то смысле и Дебюсси, и Равель в похожих как две капли воды сочинениях пытаются распрощаться с уходящей традицией, провести своего рода обряд экзорцизма исторических предшественников — далеких венских классиков и непосредственных учителей. По форме квартеты все еще напоминают старые добрые, строго регламентируемые камерно-инструментальные опусы, но по содержанию это уже совершенно другая музыка — музыка смягченных контрастов, приглушенной драмы и смелых приемов игры на инструментах, обращающих внимание слушателей на каждый голос в ансамбле.

Что снится Перми: как фестиваль «Дягилев +» погрузил город в грезы2 © ПРЕСС-СЛУЖБА РБК

Часом позже в «Триумфе» показали немой фильм «Моя бабушка» Котэ Микаберидзе. Причудливая комедия о нравах бюрократов в эпоху НЭПа сочетает актерскую игру с анимацией. Это советский и чрезвычайно талантливый вариант того, что в 20-х годах делали французские киносюрреалисты. Активный визуальный ритм фильма дополнило музыкальное оформление от проекта Saraf Серафимы Окуневой. Будто «посылая алаверды» квартетам Дебюссси и Равеля, автор тоже отказывается от традиции — в данном случае традиции таперской. Серафима Окунева озвучивает фильм с помощью шумооформления, используя аналоговые синтезаторы и очаровательные акустические инструменты, сделанные своими руками. Особенно ярко и пронзительно звучал горн из сантехнической трубы, прогоняя из частной филармонии «Триумф» призраки прошлого.

Что снится Перми: как фестиваль «Дягилев +» погрузил город в грезы3 © ПРЕСС-СЛУЖБА РБК

Сон третий: двойники

Место действия: Дом Музыки на Заводе Шпагина

«Дягилев +» завершился танцевальным спектаклем «Дуо». Хореограф и автор идеи Павел Глухов создал тонкую работу для балерин, чьи имена непременно вызывают ажиотаж, а в пространстве одной постановки тянут на дерзкий эксперимент. Как великие Диана Вишнева и Дарья Павленко уживутся на одной сцене, в чем их сравнивать и, главное, зачем? К счастью, необходимость подобного сравнения исключается концепцией спектакля, посвященного исследованию дуальности. Дуальность раскрывается на всех уровнях постановки, от музыки и костюмов до двухчастной формы целого. Так, композитор Алексей Ретинский обрамляет действие электронным шумом, а сердцевину спектакля, наоборот, озвучивает акустической музыкой в исполнении инструментального трио Île Thélème Ensemble.

В диалог с композиторскими опусами вступает русский фольклор. Хороводные «Хожу я с-по травке», «Ты лети, стрела», историческая баллада «Татары шли» и плясовая «Закурила, затопила» в исполнении musicAeterna Folk, подобно древнегреческому хору, символизируют коллективное, из которого рождается частное.

Две танцовщицы, отделившись от массы, движутся к центру сцены в трансовом суфийском кружении, сбрасывают черные одеяния и предстают в одинаковых пыльно-розовых струящихся платьях дизайнера Светланы Тегин. И тогда начинается танец познания, танец человека с его теневой стороной. Это уже не Диана Вишнева и не Дарья Павленко, но одно существо со всеми его противоречиями. Диалог со своим двойником переходит в борьбу, от платьев остаются лохмотья, и выигрывает только один, пока второй уходит в неизвестность нагим и обессиленным.

Что снится Перми: как фестиваль «Дягилев +» погрузил город в грезы4 © ПРЕСС-СЛУЖБА РБК

Остается ли победа за бессознательной или осознающей себя частью личности — вопрос открытый. Спектакль-рефлексия не дает разгадки, но позволяет совершить путешествие в глубины чувств и разума, связать сегодняшнюю жизнь с архаикой и, возможно, покинуть зал тщетного ожидания лучшей жизни — жизни в прекрасной стране Юкали. 



Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

× 5 = 30