RuPulse - это новостной портал

Сделаю завтра: почему мы нарушаем дедлайны и как с этим покончить

30

Сделаю завтра: почему мы нарушаем дедлайны и как с этим покончить0 © ПРЕСС-СЛУЖБА РБК
Тема месяца — время Разбираемся, как планировать свое время и почему многие люди — независимо от таланта и силы воли — откладывают дела, срывают сроки и опаздывают на встречи

Самым известным русским прокрастинатором был Достоевский, чей издатель Федор Стелловский однажды не выдержал и заключил с ним пари: если тот не сдаст роман «Игрок» через четыре месяца, то издатель получит право издавать все произведения писателя без выплаты ему гонорара в течение девяти лет. Это был 1866 год, Достоевский был глубоко в долгах и очень нуждался в гонорарах, так что роман буквально отделял его от бездны нищеты. Однако за месяц до окончания дедлайна «Игрок» не был даже начат — в итоге десять печатных листов романа были написаны за 24 дня, и успел он в срок только благодаря помощи стенографистки, его будущей жены Анны Сниткиной.

В такие моменты всегда интересно, о чем думает нарушитель дедлайна. Возможно, ни о чем и у него в голове просто звучит музыка из оперы «Дон Жуан» Моцарта. Это не просто одно из лучших произведений композитора, но и настоящий гимн прокрастинаторов: ее он дописывал в день премьеры и музыканты получили партитуру буквально перед выходом на сцену.

Проблемы со срывами дедлайнов испытывали многие знаменитости, начиная от американского архитектора Фрэнка Ллойда Райта, который набросал свой самый известный проект «Дом над водопадом» за пару часов до прихода в бюро клиента, и заканчивая автором «Гарри Поттера» Джоан Роулинг, которая предпочитает игнорировать работу путем игры в Minecraft, заваривания чая и листания соцсетей.

Если верить ВЦИОМ, прокрастинация России незнакома, еще недавно ее за собой не замечали 66% наших соотечественников, и только 30% опрошенных (в основном молодежь 18‒24 лет) честно признались, что постоянно откладывают важные дела.

Как же так выходит, что мы предпочитаем оттягивать момент работы как можно дольше, несмотря на возможные последствия, которые не пугают нас ни утратой доверия, ни потенциальной потерей денег? И главное: что с этим можно сделать?

Ошибка планирования

Если вы регулярно пропускаете сроки сдачи рабочего проекта, потому что трехчасовая, как изначально казалось, задача опять заняла восемь часов, и корите себя за это — не переживайте. Такое бывает даже с очень крупными, известными на весь мир проектами. Помните Сиднейский оперный театр, это великолепное «парусное» здание и шедевр архитектуры? Австралийское правительство впервые заказало проект в 1958 году, а срок окончания строительства был намечен на 1963 год. Однако здание было открыто только в 1973 году — с опозданием на десять лет и огромными дополнительными затратами.

Не вдаваясь в витиеватые подробности австралийского госзаказа, можно сказать, что и строители, и правительство сильно недооценили сроки, хотя изначально была понятна сложность и масштабность проекта, который вряд ли уложился бы в пять лет. Почему так вообще происходит? Исследователи сходятся во мнении, что наше восприятие имеющегося времени, своих возможностей и препятствий, на которые мы можем натолкнуться, сильно искажено. Это явление называется ошибкой планирования (planning fallacy), и оно случается с профессионалами всех уровней и специализаций.

Его впервые описали двое ученых: Дэниел Канеман, получивший за это Нобелевскую премию по экономике в 2002 году, и его коллега Амос Тверски. Они стоят отдельного упоминания еще и потому, что одними из первых начали менять экономическую науку. Они показали в своих исследованиях (которые, к слову, больше относились к области когнитивной психологии), что модели рыночных отношений не могут быть формальными, просто потому, что формальные модели пренебрегают очень важным фактором — человеческим поведением. То есть ученые доказали, что на когнитивные искажения влияют не наши эмоции, как принято думать, а в принципе сам образ нашего мышления. Отсюда и появляется необоснованная уверенность в себе и сроках.

Ошибка планирования — излишний оптимизм, выражающийся в недооценке времени, необходимого для выполнения той или иной задачи. Канеман и Тверски настаивают, что ошибка планирования носит систематический характер и, что очень важно, не зависит от опыта. Даже если в прошлом человек уже сталкивался с точно такими же задачами и потратил на них больше времени, чем предполагал вначале, он все равно склонен преуменьшать необходимый на их выполнение срок.

В дальнейшем описанная ими ошибка планирования неоднократно изучалась эмпирически и в разных ситуациях. Например, нетрудно предположить, что чаще всего дедлайны срывают студенты. Вспомните, как проходили ваши университетские годы. Даже если вы не пропускали фактические дедлайны, вы наверняка недооценивали объем работы и в спешке дописывали курсовую или штудировали экзаменационные билеты в ночь перед сдачей. Каждый раз после этого вы обещали себе, что такого больше не повторится, и все равно каждая сессия проходила с красными глазами и передозом кофеина. В этом плане наш мозг склонен следовать уже проверенным паттернам и хронически себя переоценивать. Тем интереснее посмотреть, почему мы все-таки беремся за работу.

Сделаю завтра: почему мы нарушаем дедлайны и как с этим покончить1 © ПРЕСС-СЛУЖБА РБК

Что стоит за нарушением дедлайна

Даже если вы хронически не соблюдаете дедлайны, за какое-то время перед непосредственной сдачей вы паникуете и все равно принимаетесь за работу. Так любил делать, например, Виктор Гюго. В 1830 году он уже вовсю должен был рвать на себе волосы, так как обещанный издателю к концу года роман «Собор Парижской Богоматери» не был даже начат. Однако Гюго думал, что время еще есть, и вместо работы просто ходил в гости к друзьям и прогуливался по Парижу. Когда же до сдачи романа оставалось меньше полугода, а издатель, посещавший те же светские рауты, начал смотреть на него злее обычного, Гюго понял, что оттягивать дальше просто опасно. Тогда он купил огромную бутылку чернил, бумагу, запер всю одежду в шкафу и попросил прислугу спрятать ключ и не отдавать, пока роман не будет окончен. Так, сидя в комнате без развлечений и возможности выйти, он дописал роман даже чуть раньше срока. Что же подвигло его на принятие радикальных мер (кроме морально-этического и материального аспектов)?

Если не брать совсем критичные случаи явного неуважения к чужому времени, прокрастинации обычно подвержены тревожные люди, которые хотят сделать все идеально и грызут себя, если это «идеально» не выходит.

Мыслительный процесс прокрастинатора еще в 2013 году описал американский научно-популярный блогер Тим Урбан (и с тех пор никто ничего лучше не написал). Он рассказал, что в нас живут три условные сущности: обезьянка сиюминутных удовольствий, рациональный человек и панический монстр.

Рациональный человек — это наша разумная часть. Она ставит долгосрочные цели, планы на будущее и договаривается о проектах с заказчиками и начальниками. В случае Гюго его рациональная часть отвечала за переговоры с издателем, план романа и написание великих текстов.

Обезьянка сиюминутных удовольствий — наше животное начало. Она живет только настоящим, у нее нет планов на будущее и понимания долгоиграющих последствий. Ей хочется, чтобы было легко и весело. Поэтому Гюго было гораздо интереснее гулять по Парижу, чем описывать его. Различные исследования показывают, что мы в целом склонны к получению быстрых удовольствий: лучше посидеть в соцсетях сейчас, чем потом делать все то же самое, просто с деньгами, полученными за проделанную работу. Это несильно отличает нас от животных: обезьяна тоже съест банан сразу, как получит, а не отложит на потом. Потому что до «потом» в дикой среде можно и не дожить, а банан — вот он.

Однако, какая бы упорная в вас ни жила обезьянка, она отступает перед паническим монстром. Он просыпается каждый раз, когда дедлайн начинает жестко гореть. Тогда, согласно Тиму Урбану, панический монстр пугает обезьянку, она прячется, и вот в этот момент рациональный человек, которому уже ничего не мешает, может приступить к работе. Это же и случилось с Гюго, который решился буквально запереть себя, чтобы закончить роман.

Система может варьироваться от человека к человеку, но в целом она работает именно так. Тем печальнее, когда дедлайны ставим мы себе сами, а с самим собой можно бесконечно договариваться и подыскивать оправдания. Поэтому мы не пишем романов, не открываем свой бизнес и даже не худеем к лету, потому что нам кажется, что все можно сделать потом. И вот в данной ситуации никакой панический монстр нас уже не спасет. Как же быть в таком случае?

Как перестать опаздывать

Если суммировать то, о чем говорят ученые, то сначала нужно перестать беспокоиться и начать жить. То есть принять тот факт, что вы неизбежно будете прокрастинировать. Это делают все, даже те, кто, как вам кажется, все время на 100% продуктивны. Согласно данным экспертов Массачусетского технологического института, даже ученые, которые буквально всю жизнь изучают прокрастинацию, лень и ошибки планирования, все равно прокрастинируют, ленятся и переоценивают себя при выполнении задач. С этим ничего нельзя поделать, но можно сократить диапазон.

Взгляните на ситуацию со стороны

Дэниел Канеман называет это «лекарством» от ошибки планирования. Если обычно вы смотрите на вещи субъективно и думаете, что задача — это условное приключение на 20 минут, имеет смысл обсудить ее, например, с коллегами. Сторонний взгляд поможет определить, недооцениваете ли вы задачу или нет. Также полезно учитывать предыдущий опыт: если в прошлый раз выполнение задачи заняло три дня, вряд ли в этот раз вы управитесь за один.

Возьмите на себя обязательства заранее и публично

Этот метод подойдет тем, кому не плевать на общественное осуждение. Достаточно объявить, что вы собираетесь ходить в зал с понедельника, своей семье, чтобы придерживаться графика занятий спортом, а не ловить на себе осуждающие взгляды, лежа на диване.

Планируйте с запасом

Помните, что всегда будут существовать факторы, не зависящие от вас, более того, вполне вероятно, что вы переоцениваете свои возможности. Чтобы обеспечить более реалистичные сроки, возьмите свою первоначальную оценку времени и увеличьте ее на 25%. Если вы считаете, что работа займет четыре недели, выделите еще одну неделю на форс-мажоры. Затем разбейте работу на этапы, чтобы отслеживать прогресс.

Внешний контроль

Можно буквально, как Гюго, исключить все отвлекающие факторы и запереть себя в комнате, пока задача не будет выполнена. Рано или поздно вам надоест разглядывать стену и вы сможете приступить к работе. Еще неплохо помогают различные приложения, ограничивающие проведенное в соцсетях время. Эффективно также привлечение к делу партнеров. Например, первая жена Александра Куприна Мария Давыдова не пускала того домой, пока он не просунет под дверь определенное количество страниц рукописи. Если рукопись была слабовата, Куприн сидел под дверью и все переписывал.

В целом, как говорил Тим Урбан, главное — найти тот метод, который окажется рабочим именно для вас, благо сейчас их существует великое множество. Хотя это вполне может подождать до завтра. Или следующего понедельника. 

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

79 − 76 =