RuPulse - это новостной портал

Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения

28

Президент Эрдоган назвал разрушения в 11 провинциях «катастрофой века» С какими проблемами приходится справляться Турции через год после землетрясения Сюжет Землетрясение в Турции и СирииКакие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения0 Сюжет Эксклюзивы РБК В преддверии годовщины разрушительного землетрясения власти Турции спешно достраивают жилье для сотен тысяч потерявших кров. Как идет процесс восстановления самых пострадавших провинций — в репортаже РБККакие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения1 Контейнерный городок в Искендеруне (Фото: Валентина Шварцман / РБК)

6 февраля 2023 года в провинции Кахраманмараш в юго-восточной части Турции с разницей в девять часов произошло два мощных землетрясения магнитудой 7,7 и 7,6. Удар стихии унес жизни 53,5 тыс. человек, еще больше 107 тыс. получили травмы различной степени тяжести.

Как спустя года наиболее пострадавшие районы Турции восстанавливаются после одного из мощнейших землетрясений в истории страны — в репортаже РБК.

«Словно мир перевернулся с ног на голову»

Эпицентр землетрясения находился в Кахраманмараше, но провинция Хатай, расположенная вблизи границы с Сирией, пострадала сильнее всех. На нее приходится почти половина общего числа погибших (более 23 тыс. человек); здесь были разрушены или сильно повреждены около 80 тыс. зданий.

Всего в Турции были разрушены свыше 800 тыс. построек, включая более 676 тыс. домов и 115 тыс. коммерческих зданий и предприятий. Без крыши над головой, по данным ООН, остались около 1,5 млн человек. В первую очередь рухнули новостройки, включая элитные ЖК — как затем выяснилось, многие из них были построены с конструкторскими дефектами и серьезными нарушениями строительных регламентов.

Дом 61-летнего Кахрамана Каната из города Искендерун не выстоял. «Было такое чувство, словно мир перевернулся с ног на голову. Мы чудом успели выбежать наружу», — рассказал он РБК.

Программа развития РБК Pro Освойте 52 навыка за год Программа развития — удобный инструмент непрерывного обучения новым навыкам для успешной карьеры Руководитель, от которого не уходят: как заслужить лояльность подчиненных Ловушка когнитивных искажений: как из нее выбраться руководителю Хорошие связи: на какие стили можно разложить нетворкинг Бизнес-коуч Мэтт Абрахамс:  не пытайтесь выступать «правильно» Восемь признаков, которые выдают уверенного в себе человека Как работать меньше и повысить продуктивность: 4 совета Дэвид Де Кремер: «Подумайте, прежде чем ставить руководителя в копию» Как эффективно провести стратегическую сессию Operational Еxcellence: как добиться совершенства в бизнес-процессах «Анти-тайм-менеджмент»: как научиться все успевать Если вы устали, дауншифтинг — не выход. Как сохранить карьеру Какие хитрости легендарных мошенников пригодятся вам во время переговоров

Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения2Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения3Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения4Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения5Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения6Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения7Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения8Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения9Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения10Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения11Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения12Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения13Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения14Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения15Город Газиантеп(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Улицы города Искендерун в провинции Хатай на юге Турции(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Искендерун спустя год после разрушительного землетрясения в Турции(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Вид на Газиантеп(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Последствия землетрясения в Газиантепе(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Поврежденные дома в Газиантепе(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Город Антакья(Фото: Валентина Шварцман / РБК)

Подобно тысячам других пострадавших, Кахраман живет во временном жилье из грузовых контейнеров. Всего в Турции сейчас функционирует 414 контейнерных городков, где проживают приблизительно 579 тыс. человек. Со временем в них появилась минимальная инфраструктура — молельни, небольшие клиники, продуктовые магазины с субсидированным ценами и общественные центры с детскими садами, библиотеками и школами.

Всего землетрясение затронуло 14 млн человек в 11 илах (провинциях) на юге и юго-востоке Турции — Адане, Адыямане, Диярбакыре, Элязыге, Хатае, Газиантепе, Кахраманмараше, Килисе, Малатье, Османие и Шанлыурфе. По данным властей, совокупная площадь пострадавших районов составила 120 тыс. кв. км — это больше Нидерландов, Бельгии и Дании, вместе взятых. Материальный ущерб составил около $100 млрд.

В докладе Фонда исследований экономической политики Турции (TEPAV) отмечается, что 40% зданий в зоне землетрясения получили незначительные, умеренные и серьезные повреждения или полностью обрушились. По подсчетам экономистов, на восстановление страны в следующие пять лет потребуется не меньше $150 млрд.

Столица провинции Хатай Антакья (в эпоху античности — Антиохия) была практически полностью уничтожена. Из-за мощных подземных толчков обрушились не только жилые постройки, но и местный лицей. Сейчас его ученики и преподаватели живут на пароме, который раньше курсировал между Англией и Ирландией, но был выкуплен турецкой энергетической компанией Karadeniz Holding и преобразован в интернат.

Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения16«Плавучая академия» на пароме, купленном турецкой компанией Karadeniz Holding и пришвартованном в порту Искендеруна. На судне живут ученики и учителя лицея в Антакье, разрушенного в результате землетрясения 6 февраля 2023 года(Фото: Валентина Шварцман / РБК)

«Плавучая академия», пришвартованная в порту города Искендерун, рассчитана на 1200 человек и оснащена столовой, раздельными общежитиями для мальчиков и девочек, учебными аудиториями, библиотекой и зонами отдыха. На протяжении всех четырех лет обучения (с 9-го по 12-й класс) компания выплачивает школьникам стипендию в размере 600 лир (чуть менее $20) ежемесячно, а выпускникам плавучей академии, поступившим в университет, — от 1200 до 5000 лир ($39-163) в зависимости от академических успехов.

Координатор образовательных программ академии Зейнеп Шахин рассказала, что практически все ученики лишились кого-то из близких, а их семьи живут в контейнерных городках. С детьми регулярно работают психологи, а занятия проходят даже по вечерам.

«Жить в контейнере было невыносимо»

Большая часть жителей контейнерных городков в провинциях Хатай и Газиантеп, с которыми удалось пообщаться РБК, были благодарны властям за то, что не остались зимой на улицах, но признавались, что с каждым месяцем быт становится все тяжелее. Одна пожилая женщина, не захотевшая называть свое имя, показала корреспонденту РБК протекающую крышу и прогнивший пол в своем контейнерном доме. Ее муж во время землетрясения потерял ногу, и делать даже мелкий ремонт во временном жилище им сложно, поэтому они с нетерпением ждут новых домов, обещанных властями.

Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения17Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения18Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения19Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения20Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения21Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения22Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения23Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения24Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения25Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения26Контейнерный городок в городе Искендерун, провинция Хатай(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Жительница контейнерного городка в Искендеруне рассказывает о бытовых сложностях во временном жилье(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Контейнерный городок в городе Нурдагы, провинция Газиантеп. Местные власти признали 100% построек в городе аварийными и непригодными для проживания(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Жители контейнерного городка в Искендеруне(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Контейнерный городок в Антакье. Был частично построен из контейнеров, переданных правительством Катара и ранее использовавшихся как жилье для болельщиков на чемпионате мира по футболу(Фото: Валентина Шварцман / РБК)

Спустя всего четыре дня после землетрясения президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что в течение года обеспечит новыми домами всех пострадавших. 3 и 4 февраля 2024 года, незадолго до первой годовщины разрушительной катастрофы, первые семьи получили ключи от новых квартир. В провинции Хатай были построены 7275 домов, а в течение следующих двух месяцев планируется сдать еще 75 тыс. В районе Ислахие в соседней провинции Газиантеп, также сильно пострадавшей от стихии, началось заселение первых 10,7 тыс. домов. «Мы видим, что Турция быстро залечивает раны, нанесенные катастрофой века, проявляя солидарность века», — заявил турецкий лидер на торжественной церемонии.

Всего же в 11 пострадавших провинциях планируется построить 307 тыс. новых домов в городской и сельской местности. Власти обещают, что все они будут сейсмоустойчивые. Фундамент первых многоквартирных домов в Ислахие был заложен уже спустя две недели после землетрясения, 20 февраля 2023 года.

Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения27Новый квартал, построенный Управлением массового жилищного строительства (TOKI) для пострадавших от землетрясения в городе Ислахие(Фото: Валентина Шварцман / РБК)

Корреспондент РБК побывал в одном из кварталов Ислахие, построенных Управлением массового жилищного строительства (TOKI). Это 17 шестиэтажных домов, в каждом из которых по 20-25 квартир площадью 88 кв. м. Новые жильцы получат их с чистовой отделкой: как пояснил местный чиновник, мебелью пострадавшие уже были обеспечены при заселении в контейнерные дома, так что пособия для обстановки новых квартир не предусмотрены. Очередность заселения определяется жеребьевкой.

Однако не все турецкие семьи решили дожидаться правительственного жилья. Как рассказала 20-летняя Севинч, двухэтажный дом ее семьи в соседнем Нурдагы хотя и не сильно пострадал благодаря крепкому фундаменту, но был признан аварийным, и власти снесли его вместе со всеми другими уцелевшими постройками в городе, где раньше жило 40 тыс. человек. «В утро землетрясения меня разбудила мама. Поначалу я не могла понять, что происходит, и почему-то подумала, что наш дом сносят. Лишь когда я оказалась на улице и увидела, что дома всех наших соседей разрушились, я осознала случившиеся. Раньше мне и не приходило в голову, что такое возможно», — рассказала девушка.

Примерно месяц Севинч вместе с родными провела в палатке, затем им был выделен дом-контейнер. Но уже спустя два месяца они взялись за строительство нового дома на месте прежнего, а летом в него въехали. «Жить в контейнере было для нас невыносимо», — призналась девушка.

«Мы пытаемся стереть землетрясение из нашей памяти»

В наиболее пострадавших от землетрясения провинциях до сих пор видны следы масштабных разрушений: на улицах Газиантепа, Ислахие, Искендеруна и Антакьи, где побывал корреспондент РБК, стоят полуразрушенные здания и лежат груды обломков от снесенных построек. «Нам пришлось разобрать завалы, сопоставимые по площади с небольшой страной», — сообщил губернатор Газиантепа Кемаль Чебер на брифинге для иностранных журналистов. Его коллега из Хатая Мустафа Масатлы сравнил последствия землетрясения в своей провинции со «взрывом 2000 атомных бомб».

Значительный ущерб был нанесен историческим памятникам. В Газиантепе обрушились несколько участков стен и башни городской крепости, возведенной еще во времена Римской империи в II—III веке н.э. В Антакье подземными толчками были уничтожены протестантская церковь, синагога, греческая православная церковь и несколько мечетей, включая древнейшую во всей Анатолии Хабиб-и Наджар, построенную в VII веке как языческий храм. В Диярбакыре сильно пострадала одноименная крепость и сады Хевсель, входящие в перечень Всемирного наследия ЮНЕСКО. Турецкие власти заверяют, что привлекли к восстановлению лучших специалистов, которые каталогизировали буквально каждый обломок древних построек и уже приступили к бережной реставрации.

Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения28Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения29Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения30Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения31Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения32Какие проблемы приходится решать Турции через год после землетрясения33Историческая крепость в городе Газиантеп, которая входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Получила разрушения в результате землетрясения 6 февраля 2023 года(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Крепость Газиантеп была построена хеттами — народностью, населявшей Малую Азию в античную эпоху. Во II—III веке нашей эры она была перестроена римлянами(Фото: Валентина Шварцман / РБК)Мечеть Куртулуш (до 1986 года армянская Церковь Пресвятой Богородицы) в городе Газиантеп(Фото: Валентина Шварцман / РБК)

До землетрясения в пострадавших провинциях нашли приют около половины 3,6 млн сирийских беженцев, проживавших в Турции. Больше всего их было в Газиантепе — столице одноименной провинции и одном из главных промышленных центров страны; он расположен всего в 100 км от сирийского Алеппо. Губернатор Газиантепа рассказал РБК, что в провинции на сейчас зарегистрированы 425 тыс. сирийцев. По его словам, власти относятся к ним так же, как и к остальным жителям региона: желающие могут открыть свой бизнес, отправить ребенка в школу и получить другие услуги от государства. «Они ничем не отличаются от обычных турецких граждан с точки зрения условий жизни», — заверил Чебер.

По данным ООН и Турецкого Красного полумесяца, некоторые сирийские беженцы, оставшись без домов и источников заработка, предпочли перебраться в другие районы Турции или вернуться на родину, где до сих пор продолжается гражданская война. Особенно это заметно в Хатае и Шанлыурфу.

«Психологи и психиатры посоветовали нам сделать так, чтобы наш город перестал ассоциироваться с этой катастрофой. Поэтому мы пытаемся стереть землетрясение из нашей памяти — физически, экономически и психологически», — говорит губернатор Газиантепа Кемаль Чебер. В первых двух сферах усилия властей приносят результат: в пострадавших городах на месте руин вырастают новые кварталы, а экспорт продукции из 11 пострадавших провинций за январь 2024 года даже превысил прошлогодний показатель на 2,3%.

С психологическими последствиями стихийного бедствия бороться придется значительно дольше, — слишком сильны в обществе воспоминания о пережитом и страх, что это может повториться. Айсель Бозгейик из Нурдагы, потерявшей при землетрясении брата, до сих пор мерещится шум, которой разбудил ее ранним утром 6 февраля 2023 года. «Подземные толчки продолжались всего полторы минуты, но казалось, будто целую вечность», — вздыхает она.

Торговец из Газиантепа Юсуф Мекикчи рассказывает, что в первые несколько дней в ситуация в городе была каткстрофическая. «Не было ни хлеба, ни воды, ничего. Все закрыто. Даже на войне так не бывает», — вспоминает он.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

72 + = 81